baba yaga

Серебряная свадьба (12/09/1990)

25 лет назад в этот день наша семья вышла из самолета в аэропорту имени Бен Гуриона, и я впервые увидела землю Израиля.
Задолго до нашей встречи я уже любила Израиль. Да как его не любить? Ведь он, мой избранник, всего на 20 лет старше меня, а настолько мудрее, древнее, серьезно воевал, он красив и справедлив. Папа спустился с трапа самолета в костюме-тройке и в шляпе, мама тоже была по-праздничному одета, и, конечно, она наша ракета-носитель, мечтавшая о достойном союзе для дочери, а я, уже не помню в каком виде, но зато готовая к торжественной встрече, могла объясниться с моим Израилем на иврите.
Принял он восторженную барышню жарко, хотя показался довольно неряшливым и грубоватым. Его постоянно небесно- голубые глаза без хотя бы иногда проплывающих акварельных облачков начинали надоедать. Зато как горячо он меня любил под иракскими ракетами уже той же зимой! Был очень внимательным к моим родителям, как мог. Он с возрастом хорошел внешне, хотя переносил болезненные, а иногда просто преступно вредные для его здоровья операции. Словом, бывал разным, но сомнений в правильности моего выбора не возникало.
И вот мы уже 25 лет вместе. Мой Изя, я полагаю, что можно его так называть после стольких лет совместной жизни, изменился, да и я тоже. Иногда мне кажется, что он не достаточно внимателен или даже просто груб, но я его люблю еще больше, чем раньше. Меня совершенно не смущает, а просто радует, когда к нему приезжают новые восхищенные девушки или юноши, бабушки или дедушки. Он по-прежнему прекрасен, силен и справедлив. Надеюсь, что мы с ним проживем в согласии до моих 120 лет, а он пусть процветает и дальше с нашими детьми, внуками и примкнувшими к ним.
baba yaga

"Торгов'ец живым товаром "

Когда-то в стародавние времена мама мне пересказывала в лицах замечательную сценку, которую она запомнила по старой пластинке. Я не знала ни автора рассказа, ни его замечательного исполнителя, но фразы в мамином исполнении звучат в моей голове до сих пор. "Я, Мотя Абрамович, картегорически вам заявляю…"
-Ихде твои дефки?
-Сплять мои дефки.
-А сколько их лет?
-Младшей на Пурим будет четыре, а старшей на Йонкипер будет шесть.
Торгов'ец живым товаром продает кур, городовой ошибся.
Оказывается, наука позаботилась и о нас-ностальгистах. На просторах интернета я нашла этот рассказ, его автор Циперович, а исполнял его Даниил Дольский.
Даниил Дольский (настоящая фамилия -- Бройдес) (1891г 13 апреля, Вильно -- 1931г 3 Декабря, Kовно).

Родившийся в Вильне в 1891г. в семье еврейского коммерсанта, Даниэль Дольский получил образование в Санкт-Петербурге, где в университете изучал право и философию. Он владел латынью, ивритом, французским, испанским, немецким и итальянским языками. Параллельно с учебой, которая его не очень привлекала, он занимался в драматической студии.

Наделенный от природы прекрасным музыкальным слухом и памятью, обладатель небольшого, но красивого голоса, элегантный, пластичный, он начал свою артистическую карьеру в 1914г. на летней эстраде, выступив в одном концерте со своим другом, тогда уже необычайно популярным Александром Вертинским.

В рекламных изданиях того времени Д.Дольского называют любимцем публики Москвы и Санкт-Петербурга. Его основной концертной площадкой был роскошный ресторан "Villa Rode" в Санкт-Петербурге, где собиралась публика, приближенная к царскому двору.
После революции Д.Дольский перебирается в Ригу, выступает с оркестром Оскара Строка. Потом переезжает в Берлин, где успешно продолжается его карьера. Здесь он женится на одной из красивейших актрис театра и кино своего времени, племяннице великого русского писателя А.П.Чехова, Ольге Чеховой (любимице Гитлера). Брак, к счастью, заканчивается разрывом, и Д.Дольский покидает Берлин.
Можно послушать записи Д. Дольского и на литовском языке.
А пока- желаю всем получить тот же нахес (Шишков, заткнись), что и я.
http://www.staroeradio.ru/audio/30289
baba yaga

(no subject)

Все пути ведут вовсе не в Рим ( хотя там тоже интересно)… и не зря.

В процессе описания все того же * наткнулась на интересный оригинал письма Бориса Хандроса. Письмо было отредактировано и опубликовано Эренбургом, в этом виде оно перепечатывалось многократно. Сам Борис Хандрос после войны стал писателем, автором книг и сценариев. Меня заинтересовал человек, о котором он, будучи в госпитале в 1944 году, пишет Эренбургу - Яков Барер. Судя по описанию, это - удивительная личность. Привожу отрывок из отредактированного и многократно печатавшегоя текста:

Комендант этого лагеря никогда не посылал евреев на расстрел. Он подходил к обреченному, говорил о намеченных улучшениях, о гуманности фюрера и, когда человек начинал верить в спасение, комендант его душил. Его прозвали ”Душителем”. Он построил стеклянную клетку на вышке. В клетку сажали еврея: он умирал у всех на виду. ”Душитель” заставлял евреев рыть котлованы, потом снова засыпать их землей. Однажды евреи копали землю у самой границы лагеря. Яков спрятался; колонна ушла в барак. Раздался окрик часового. Тогда Яков вскочил и убил немца лопатой. Он снял форму, проверил удостоверение на имя Макса Валлера. После этого Яков направился в барак, где находились его младший брат и восемь друзей из Львова. Он заговорил чужим голосом, даже брат его не узнал: ”Собирайтесь!” Молча все собрались в последний путь. Часовой у ворот не удивился: каждую ночь выводили евреев на расстрел. Часовой пошутил: ”Что, брат, очищаешь воздух?”

Collapse )
</ol>
baba yaga

קיכעלעך וזעמעלעך

Благодаря замечательной Sthinks, приславшей оригинал стихотворения Моисея Тейфа, и коллеге, который помог составить подстрочник с идиша, я попробовала перевести "Кихелех и Земелех" на иврит.

Collapse )
baba yaga

Кихелех и земелех

В стародавние времена в магазине "Восточные сладости" (правильно-"сласти", но он назывался именно так) на Невском продавались разные вкусные вещи: сливочное полено, козинаки, лукум. Но мама почему-то всегда покупала хотя бы немножко довольно простого печенья в форме ромбиков с ванилином и корицей - кихелех и земелех. Мои детские мозги понимали, что это еврейское печенье, поэтому надо покупать. Потом мама стала печь его сама и, конечно, оно оказалось в сто раз вкуснее. А еще мама читала очень грустное стихотворение об этом печеньи.

Стихотворение Моисея Тейфа называется "Возле булочной на улице Горького"; оказывается, оно вошло в репертуар "Театра у Никитских ворот". Марк Розовский в конце 60-х руководил театром Московского Университета, и именно он прочитал замечетельный перевод Юны Мориц так, что это стихитворение Тейфа зазвучало для каждого в спектакле "Сказание про царя Максимилиана" студии "Наш дом", одним из руководителей которой был тогда М.Розовский.  Эта запись сделана значительно позже. Вот послушайте:


И только недавно я догадалась внимательно прочитать биографию Моисея Тейфа и поняла особенное мамино отношение к этому стихотворению, хотя, казалось бы, достаточно его содержания. Сын Моисея Тейфа, который жил у бабушки с дедушкой в Минске летом 1941, погиб в гетто, а сам Тейф с 1938 по 1941 сидел (первый раз). Мамин папа тоже сидел в это время (и позже), а маленькую маму бабушка на лето обычно отправляла к бабушке и дедушке в Минск, уже были куплены билеты, но… мама осталась дома.

Collapse )
А на ближайшую субботу я спекла земелех, как его готовила мама, только в немолочном варианте.



P.S. Уважаемые читатели, не знает ли кто-нибудь из вас, где можно найти оригинальный вариант этого стихотворения на идише? Спасибо.

P.P.S. Картинка  не моя.
 
baba yaga

"Чубатый Тарас никого не щадил..."

На прошлой неделе ко мне обратилась коллега с просьбой поводить по нашему музею молодого человека С., который лечится в больнице Aдасса после тяжелого ранения на Майдане. С этими ранеными работает несколько добровольцев, как и положено, симпатичных и доброжелательных ребят. Вполне естественно, что современный простой и очень молодой украинский националист, благодарный Израилю за лечение и желющий посетить Яд Вашем, не очень хорошо разбирается в истории. Выяснилось, что я недооценила степень простоты и собственную неготовность к такой встрече. Казалось, что меня трудно смутить вторичными национальными признаками, будь то пейсы или чуб, но такой бритый череп с оселедцем посередине я последний раз видела только на картине Репина. Усы, чуб, жовто-блокитные ленточки на руках- а как еще должен выглядеть молодой майдановец? Никто не смотрел косо на моих пейсатых мальчиков в Питере, в Риге ( а если и смотрел, его проблемы!), значит, спокойствие, только спокойствие..., я же сочувствую их стремлению к независимости, меня тошнит от патриотической лжи по российским каналам, все в порядке.

Молодой гость с интересом изучал музейные экспонаты, особенно оружие партизан,но в зале, в котором рассказывается о львовском погроме, я не могла и не считала правильным обойти стороной участие подразделения Нахтигаль под руководством Шухевича в убийствах евреев. Тут С. принялся меня горячо убеждать, что я все перепутала и Шухевич, наоборот, спасал еврейских детей (интересно от кого, ведь немцев в эти дни во Львове еще не было) Я пыталась приводить свидетельства, даже статьи, имеющиеся в открытом доступе в интернете. Надеюсь, что мне удалось заронить сомнение в исторических источниках, которыми до сих пор пользовался этот парень. Сопровождающая его девушка-доброволец сказала мне, что и Богдан Хмельницкий по мнению нашего гостя - тоже большой друг и защитник еврейского народа.

Думаю, что все-таки правильно привозить таких ребят в музей. Если бы их позиция была "Резали в прошлом и продолжим при любой возможности!", то тогда трудно было бы помочь, а тут они пытаются построитьсвою страну без бандитов, ищут национальных героев. Я в этом качестве предложила, например, Антося Сухинского, скромного чудака из Зборова- настоящего Праведника. Надеюсь, что, когда улягутся страсти и залечатся раны, именно такие люди и будут считаться героями Украины. Ихвейс?
baba yaga

Мороз-воевода дозором обходит владенья свои...

Продолжаем разговор:
Здравствуй, Дедушка Мороз-
Борода из ваты!
Снова задает вопрос
Старый жид пархатый:
Как отметить новый год
И избегнуть драки?
Осквернить шампанским рот
Иль беситься в мраке?

В нашем доме,например,
Скоро будет офицер.
Так на курсе их учили
В нашем рОдном ИзраИле,
Что ведь праздник-то гражданский,
А для "русского душой"
Было бы нипапацански
Пропустить сей день большой.
Ну а дело офицера,
В мракобесьи зная меру,
Не грозить тюрьмой-сумой,
А пускать солдат домой.
Будь то Сигд иль Новый год,
Пусть попразднует народ!