auntpolly (auntpolly) wrote,
auntpolly
auntpolly

Categories:

Почему Коробчица?

Здравствуйте, люди. 

Я давно собиралась поместить здесь продолжение истории с Белостокским письмом. Тем, кто с ней незнаком, предлагаю прочесть начало здесь и перевод на русский самого текста письма (часть 1 и часть 2). 

После того, как архив Яд Вашема получил само письмо и осколки бутылки, в которой оно было обнаружено, остался вопрос, каким образом письмо, написанное Мордехаем Тенненбаумом в апреле 1943 в Белостоке, оказалось в деревне Коробчица в 12 километрах от Гродно, т.е. почти в 80 км от Белостока?

Можно предположить, что руководитель восстания в Белостокском гетто отослал кого-то из своих товарищей из Белостока, чтобы тот попытался переправить письмо-отчет в Эрец Исраэль, но посланец сумел добраться только до деревни Коробчица возле Гродно и был вынужден зарыть там письмо в бутылке. 

Что вообще известно нам об этой деревне? Сейчас Коробчица превратилась в центр разрекламированного деревенского отдыха и туризма, поэтому там в последние годы и ведутся активные строительные работы. Но раньше это была была просто польско-белорусская деревня в 12 км от Гродно, не местечко, там никогда не жили евреи. Что же заставило посланца Тенненбаума с письмом "Моим друзьям в Эрец Исраэль" оказаться в этих местах?  Известно, что молодежные движения воспринимали треугольник Вильно-Белосток-Варшава как общую организационную территорию. Город Гродно был важным связующим узлом в этой зоне. Между гетто в этих городах была постоянная связь, девушки-связные пересекали границы между Генерал-губераторством, к которому по немецкому делению относилась Варшава, Рейхскомиссариатом Осланд, к которому относился город Вильно, и Восточной Пруссией, к которой немцы присоединили Белосток. Гетто Гродно было важным пунктом на пути связных.  Но к апрелю 1943 от гродненского гетто уже не осталось и следа, а оставшиеся в живых евреи города вместе с руководителем еврейской полиции бежали как раз в Белосток. 

В своем исследовании еврейской общины города Гродно Тиква Петель-Кнаани (2) упоминает деревню Коробчица, когда пишет о группах евреев, пытавшихся бежать после ликвидации гетто. Она рассказывает также о Хайке Гроссман, несколько раз посещавшей эту деревню с целью приобретения оружия. 

Хайка Гросман в своей книге "Люди подполья" (1) посвящает целую главу крестьянину по имени Ян из деревни Коробчица, оказывавшему ей гостеприимство. Много раз белостокские подпольщики покупали у него оружие. (Интересно, что Хайка, член сионистской молодежной организации hаШомер hаЦаир, называет главу, посвященную Яну "Ян захур летов", аллюзия на "Гам Харбона захур летов") Брат Яна Мѝхаль тоже продавал через Хайку оружие еврейскому подполью в Белостоке. 

Сама Хайка бывала в доме Яна несколько раз в течение весны 1943. Вот как она описывает расположение его дома в деревне: "Его дом одиноко стоял на краю деревни на холме, простирающемся над дорогой Гродно-Белосток. На другой стороне дороги напротив дома Яна находилась заброшенная мельница, собственность Яна."

 Я позвонила в архив в Минске и попросила выяснить, где именно в деревне была найдена бутылка с письмом. Назавтра был получен ответ: бутылка была обнаружена на окраине деревни напротив развалин мельницы. "Откуда вы узнали, что там была мельница?" удивился руководитель строительства. Итак, нет сомнений, что письмо не случайно было зарыто внутри или возле дома Яна, который Хайка Гросман описывает как "дом, в котором скрестились пути еврейского подполья и изначальной силой, мощью, смелостью, грубостью и хитростью польского крестьянина, крестьянина, почуявшего запах сделки" 

В другом месте в записанном Яд Вашемом видеосвидетельстве (6) Хайка описывает готовность Яна пожертвовать собой, чтобы спасти евреев, и его смелость, когда он вызвался сопровождать Хайку на телеге, наполненной ручными пулеметами, до железно-дорожной станции. Поезд там остановился специально по договоренности с Бронькой Клибанской. 

Кто мог прийти в дом к Яну? 

 - Немец Кудлашик, служивший в центральном отделе текстильной промышленности Белостокского округа, и перевозивший на своей машине оружие для еврейского подполья. 

 - Из членов подполья - Мотл Солницкий посещал Яна несколько раз, и в последний раз был схвачен криминальной полицией на пути в эту деревню, обмотанный материей, которую Ян согласился принять вместо денег.

  - Сама Хайка Гросман. 

После подавления Белостокского восстания за пределами гетто остались в живых связные-посланницы боевых молодежных движений: Бронька Клибанская - посланница организации Дрор, Хаська Белецка, Хайка Гросман и Ривкеле Шиндлер из hаШомер hаЦаир, комсомолки Лиза Чапник и Анна Род и Марыля Ружицка - связная с польским подпольем и с партизанами. Может быть, кто-то из них пытался передать письмо через дом Яна? 

Согласно воспоминаниям Броньки Клибанской (4) она сама несколько раз получала пистолеты и гранаты от крестьян в окрестностях Гродно. (По свидетельству Хайки Гросман речь идет о Яне). Она упоминает еще одного Белостокского подпольщика, Хершла Розенталя, несколько раз в начале 1943 проходившего путь между Гродно и Белостоком, а в июне 1943 отправившегося в леса, чтобы захватить оружие у немцев и найти партизан, которых в этот период еще почти что и не было. Можно представить себе, что Тенненбаум передал с ним копию письма, а он спрятал его у Яна.

 По моему мнению, Мордехай Тенненбаум послал кого-то из своих товарищей из Белостокского гетто до или во время восстания с целью передать копию письма-отчета в Эрец Исраэль, но посланник сумел добраться только до дома Яна в деревне Коробчица и во время опасности, возможно, облавы был вынужден закопать письмо в бутылке в землю. 

Письмо уже находится в Яд Вашеме.

 Хочу еще раз поблагодарить строителя из Беларуси Дмитрия Игоревича Куранцова, оценившего важность находки и сделавшего все необходимое, чтобы она оказалась в нужном месте. Огромное спасибо Инне Павловне Герасимовой за ее участие и помощь в передаче письма в Яд Вашем.

И, конечно, Маше Иониной, которая передала мне письмо и позволила тем самым начать это увлекательное расследование.

 У меня есть две большие просьбы к читателям этого поста:

Если кто-нибудь имеет доступ к каким-нибудь материалам по репрессированным или партизанам из этих мест, то очень хотелось бы знать, как сложилась судьба Яна. Его фамилия нам неизвестна. Сразу скажу, что поиск в базе данных "Мемориала" ничего не дал.

 А вторая просьба - обращаться аккуратно с этим текстом, потому что я все еще надеюсь, что моя статья об этом будет опубликована на иврите в Яд-Вашемовском сборнике. 

Спасибо за терпение. Получилось довольно долго. 

Источники:

 

1.      חיקה גרוסמן, אנשי מחתרת (1950), סיפרית פועלים, עמ' 206, 257, 284

 

2.      תקוה פתל-כנעני, לא אותה גרודנה: קהילת גרודנה וסביבתה במלחמה ובשואה 1939-1943, (תשס''א) יד ושם,ירושלים

 

3.      שרה בנדר, מול מוות אורב: יהודי ביאליסטוק במלחמת העולם השנייה 1939-1943, (1997), עם עובד

 

4.      ברוניה קליבנסקי, "זכרונותי על מרדכי טננבוים ועל עבודת המחתרת בביאליסטוק", בתוך: ילקוט מורשת, חוברת ט (תשרי תשכ''ט), עמ' 63

 

5.      חסיה בילצקי-בורנשטיין, אחת ממעטים דרכה של לוחמת ומחנכת (1939-1948) (2003) הוצאת מורשת

 

6.      עדות חייקה גרוסמן, ארכיון יד ושם O.3/8650

 

7.      דפים מן הדליקה :מרדכי טננבוים תמרוף (1947) הקיבוץ המיוחד 

 

 

 

 

 

 


Subscribe

  • "...ночной фонарик нелюдимый, на розу желтую похожий"

    Еще одна попытка перевести многослойного поэта на русский язык. В рассуждении о месте, которое описывает Натан Альтерман в своем стихотворении…

  • (no subject)

    И все-таки несмотря ни на что "Идут белые снеги..." , "Диспетчер света Изя Крамер..." , "На снег базарный бочку выставили...", "Нас в набитых…

  • (no subject)

    Лея Гольдберг - не только знаток иврита, переводчик и литературовед, но и большой поэт. Ей, изучавшей язык еще в ивритской гимназии в Ковно,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments